Вторник, 24.04.2018, 07:49
| RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
История села [3]
История края [0]
Географическая карта [1]
Расположение с.Северного на карте
Воспоминания [19]
часы
Поздравляем с Днем Рождения!
Рыжик(57), AlfredoKl(38), BernardRog(40), Doomfire(31), natavas15Cot(43), bkgsog(31), michealhg1(42), vickins18(42), avacm2(42), lancepy16(42), MHJraks(32), RobertTob(33), RaymondSage(42), petunesqej(42), ThomasBut(30), Qlppbla(40), Qbzlgud(40), Sxtqznx(40), Uindqyh(37), Fkavusr(37), Iilnjjb(37), Czdmrnk(37), Mpcwwqe(37), Sjlmenl(37), Rmzutro(37), Glnnhbq(37), Fxkyrqs(37), Waltermof(32), Vincentmn(42), WamsikLisp(33), [Полный список]
Анекдотик
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Северное
Чат приветствий
200
Другие сайты
Написать письмо президенту РФ.

***
Личный сайт Дмитрия Медведева

***
Личный сайт Владимира Путина


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
с.Северное
Главная » Статьи » История » Воспоминания

Читать
Единственная книга

Вступление

Кто-то сказал, что каждый способен написать одну хорошую книгу: ту, в которой он опишет свою жизнь. Видимо, это так. Решил вот проверить. Я не обладаю выраженным честолюбием, не хочу прославиться литературным искусством, я просто хочу сделать живыми тех людей, с которыми мне пришлось познакомиться в течение моей не такой уж малой жизни…. Они уже умерли, они не были известны, и сейчас живут лишь в моей памяти. Я просто хочу дать им более длительную жизнь…. Видимо эту свою книгу я буду писать долго…. Может, более десяти лет. Начиная её сейчас хочу представиться: я – Дмитрий, мне 47 лет….. Я хочу… впрочем, я уже сказал, чего я хочу. Не буду более медлить. Итак, я начинаю: Глава 1. Дед. Я чувствую вину перед ним, дедом. Я недостаточно любил его при жизни. Последние 10 лет его жизни я вообще почти не видел его. Очень яркое воспоминание из очень раннего детства: утро, солнце освещает веранду. На чисто выбеленной стене дед развесил картинки из азбуки: - Ну, Митя, начинает учить грамоту. Вот это буква Аааа… Мне не хочется обучаться грамоте. У меня масса других дел на сегодня: Первое – наловить жуков-солдатиков, оранжевеньких таких, с чёрными полосками на спинке. Второе: попробовать всё-таки залезть на вершину нашего тутового дерева – мне кажется именно там самые вкусные и сладкие ягоды, бесполезно опадающие на землю, на потребу к жадным муравьям и прочим моим конкурентам по уничтожению этого лакомства. И вообще, я давно хотел сбежать от надзирающей за мной сестры отца. Беременной тёти Любы, и исследовать, чем именно завершается улица Красная нашего села? Ведь непременно, когда мы с дедом идём гулять, он – пешком, а я – на своём трёхколёсном велосипеде марки «ветерок», то дед не даёт мне вволю углубиться в эти таинственные дали – туда, где пыльная, грунтовая дорога вдруг становится мощёным булыжником. Вот дед! Фашист, да и только! Я – Митя. Митяшок, как зовут меня в селе. Село это ставропольское, зовётся Северное. Александровский район. Впрочем, в своём детском состоянии я этого не знаю. Знаю только то, что село – большое, несколько тысяч человек пашут тут землю тракторами и выращивают пшеницу. Мой дед – отнюдь не последний человек на селе. Он – учитель литературы и русского языка, в прошлом – директор школы. Его любят, хотя многие и не очень – дед бывает очень жосток с теми, кто не подходит под его моральные устои. Дед крайне не любит пьяниц и бездельников. Даже я, пя тилетний ребёнок, обязан трудиться – скажем мне нужно собрать паданицу-алычу, нападавшею на рыхлую землю огорода, там. Где заканчивается виноградник. Ибо дед мой – страстный виноградарь, он первым стал выращивать сию агрикультуру в селе. Не очень кстати удачную для Северного – тут прохладнее, чем на остальном Ставрополье и виноград получается кисловатым, и лишь к сентябрю. Хотя мой прадед, дедушка Вася, ещё в июле имеет первые сладкие грозди. Но это ведь село Благодарное, лежащие ниже и значительно более жаркое. Впрочем, мне пять лет, и я этого всего ещё не знаю, а знаю я, что вот сейчас дед оденет свою дырчатую шляпу и пиджак с медалями(дед – фронтовик) и мы отправимся гулять – исследовать ту самую улицу Красную, будь она неладна, не получается исследовать её до конца! И тут происходит неожиданное. Надо сказать, что жизнь в селе – она катится по накатанным рельсам. И неожиданности встречаются нечасто. Но сегодня деда попросили вдруг съездить на хутор, рядом с озером Солёным, провести среди работников фермы политинформацию. Дед ведь коммунист – он не имеет право отказаться от общественного поручения, и – о, восторг!!! Он берёт с собой меня!!! Вместе с доярками мы залезаем в полуторку, стоящую в тени сельской улицы. Жара тем временем набирает обороты. Тогда ещё не было этого пресловутого потепления, однако Ставрополье всегда отличалось жарким. Знойным летом. Женщины-доярки молоды, однако. С моего детского взгляда, они кажутся старухами – каждой не менее тридцати! Рассаживаемся. Дед-фашист, не пускает меня сесть к борту – а как прекрасно было бы ехать, видя подымающуюся пыль родной земли за самобеглым аппаратом, может быть чуждым в краю, где давно уже царила повозка с лошадью. В телеге ехать интереснее, - думаю я, малыш. И тут деду начинают задавать политические вопросы. Доярки - тогда они не были отуплены телевизором, тиви тогда работал дай Бог четыре часа в такой глуши и у сельских баб накапливались вопросы. Дед с достоинством рассказал о происках империализма, о благородном Вьетнаме, бьющем американских ястребов влёт с помощью наших умелых ракет, а я уже засматривался на пейзажи за бортом полуторки, к которому так по-фашистски не посадил меня дед. Пейзажи были конечно не очень – горушки, выгорелая трава на них, не выжженная. А просто жёлтая. Под неимоверным и щедром ставропольским солнцем. Хотелось пить, но во фляге, посреди кузова, была вода. Не пей, призывали доярки – в обратьку поедем – возьмём молоко. Ставропольский край! Это чудесная часть России. Пусть отдельные русские нацисты и талдычут, что южнее Ростова русской земли нет, однако по богатству и плодородности, по своей красоте, равной земли у России больше нет. Слева был виден профиль горы Свистун – названной в честь некоего атамана, справа круто вздымалась гора Главная. Где ещё с царских времён был устроен геодезический пост. Тем временем показалось озеро Солёное. Это было как зеркало. Положенное плашмя на землю и отражающее гиперболоидный блек вышины, озеро. Оставшееся от древнего Океана Тэтис, по солоности не уступающей Мёртвому морю – утонуть и в нём невозможно быть. И тут моя память делает резет – я не помню, что было дальше. Видимо. Мы купались в солёных водах и вернулись назад. Не помню, следующее воспоминание: Жаркий день, завершившийся жарким, душным вечером. Однако в любом вечере есть. точнее наступает такая вечера часть, что становится арохладно… Я лежу на девовой груди. Дед на спине лежит н а железной кровати, вынесенной на воздух, летней лежанке. Т тяну6 -Ну, дед, расскажи про войну… Дед отвечает нехотя – Я же тебе всё рассказал – ну как мы немцев победили… - Дед, расскажи, как самолёт сбил! - Митюшок. Дак не я его сбил – мы все вместе! - Ну дед! -Ладно, в сорок четвёртом, когда я на украине был, в общем… он – летит, а мы , все, из всего личного оружия – и дали жару…… Дед пытается заснуть, но я, Митюшок, настойчив, - Ну и что? - Сшибли, он – парашют высадил, … -Ну вы его поймали? -ЭнКаВэДэ – отвечает уже спящий дед. На границе знакомой мне местности села живёт дед Семён. Он – изгой в роду. Во-первых, что-то не так было с ним во времена коллективизации, это конечно мне не расскажут. Во-вторых, служил на Камчатке – типа от войны прятался В третьих, женился не на предписанной невесте, а на той, что была уже за мужем, порченой, бабе Поле. Она вытравила плод и осталась бездетной. А у дедушки Семёна ноги одной нет – снаряд, не японский, а наш – попал под учебный обстрел. Мне не рекомендуют к ним ходить, но я – хожу. Мне уже восемь лет и я езжу по селу на велосипеде «Орлёнок». Дед Семён всегда встречает меня очень ласково. Я тогда не понимаю, но видимо – я являюсь символом примирения. От деда Семёна кстати мне остался серебряный Николаевский рубль – он знал, что я интересуюсь нумизматикой, а тогда, в середине семидесятых, царские монетки можно было просто в огороде найти… Дед Семён обставил это, отдачу рубля, капитально. Он пригласил меня. Лет уже тринадцати от роду, и отдавая рубль, несколько раз повторил – помни меня, деда Семёна. Вот я его и помню – мудрый был дед.
Категория: Воспоминания | Добавил: Шурик (23.10.2011)
Просмотров: 349 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Создать сайтОдноклассники на terr.ruWoWeb.ru - портал для веб-мастераОтправка смс mp3 бесплатно avi фильмы 3gp скачать мультфильмы Ваша кнопка Copyright MyCorp © 2018